replica watches replica watches replica watches wholesale replica watches uk

English Classes

Something useful about the language

Семантический анализ для «чайников».

декабря7

  Ах термины, термины. Со стороны выглядит так страшно, правда? Большинство моих знакомых, услышав тему моей курсовой, отмахивались: «Не ругайся такими словами».
  В самом деле: «когезия», «ЛСВ», «сема», «актуализация», «тезаурус»… Так и хочется ответить заумному студенту-лингвисту: «Сам ты тезаурус!».
  Но не стоит кипятиться, никто не хочет вас обидеть :)
  Вы доблестно всё прочитали, но по-прежнему «не понятно»? Попробуем объяснить суть процесса на пальцах!

Every problem becomes very childish when once it is explained to you

  Начнём, пожалуй, издалека.
  Что такое текст? Учёные долго спорили, но, как всегда, не сумели договориться. Не вдаваясь в долгие баталии, предположим, что текст — это продукт письменной речи, который отличается какой-никакой связностью. То есть, это не просто предложения, стоящие рядом без всякой причины — скорее всего, какими бы разношерстными они не казались, их всё-таки зачем-то рядом поставили, то есть — придали тексту связность.
  Связность бывает разная — по содержанию (в скобочках стоит умный термин по этому поводу - «когерентность»), и внешняя связность («когезия»). Если с содержанием всё понятно, то вот с «внешней» связностью — не очень.
  Обратимся-ка мы к примеру.

  • Иван Иванович несколько боязливого характера. У Ивана Никифоровича, напротив того, характер вздорный.

  Что же мы тут наблюдаем? Два предложения, абсолютно связных по смыслу — сначала о характере И.И., затем уж, в противопоставление ему («напротив того»), о характере И.Н.
А вот фразочка «напротив того» как раз эти два предложения связывает формально. Если прочесть второе предложение отдельно от первого, сразу задашься вопросом - «напротив чего?». Вот вам и формальная, «внешняя» связность - «когезия».

  А теперь попробуем так, как было написано в оригинале у Чехова:

  • Иван Иванович несколько боязливого характера. У Ивана Никифоровича, напротив того, шаровары в таких широких складках, что если бы раздуть их, то в них можно бы поместить весь двор с амбарами и строением.

  Формально связывающая два предложения фразочка «напротив того» осталась. Значит, и когезия налицо. А вот по содержанию, по «внутренней» связности, предложения разбежались. Никакой когерентности нет и в помине.

  Итак, надеюсь, разница между страшно-ругательными словами когезия и когерентность теперь ясна, чудище оказалось совсем не стоголово.

  Когезия, т.е. внешная, формальная связность создаётся не только союзами в предложении. На уровне текста — что может создавать когезию? Не будем вдаваться в подробности, такие, как образ и метафора.
  Возьмём, например, повтор — непосредственно тему нашей работы. Допустим, что слово из заглавия повторяется в тексте множество раз. В рассказе «Змей» С. Моэма таковой повтор имеет место 63 раза. То есть «змей», «змей», «змей» - на протяжении всего текста.
  А ведь повтор тоже бывает разный. Может повторяться корень слова: «змей» - «змеиный», «змеиться»; синоним: «ребёнок» - «дитя»; может повторяться только частично смысл — то есть, слова не абсолютно похожи по значению, как синонимы, а имеют только общий «кирпичик» в своих значениях: «змей» - «гадюка» (каждая гадюка — змея, но не каждая змея — гадюка).
  И вот так повторяясь, слово из заглавия связывает сам заголовок с текстом, причём не только по смыслу, но и чисто формально — текст оказывается «пронизан» данным словом, как бы «скреплён» вместе.

  Однако, сама по себе формальная связность была бы неинтересна, если бы она ничего кроме внешней спаянности полезного не приносила.
  Когезия обладает важной, но на глаз не различимой функцией — она помогает читателю незаметно для него самого понять то, что хотел сказать автор. Именно благодаря ней (в сочетании с другими средствами, конечно) читатель рассказа «Змей» понимает, что речь-то идёт не о летающей в небе картонке, а о символе настоящей свободы. Как это происходит? Давайте посмотрим.

  Для начала, будем иметь ввиду, что слово в тексте обладает как минимум двумя значениями — словарным (то, которое написано в словаре, например: «воздушный змей - поднимающийся и удерживаемый на длинной нитке лист бумаги или кусок ткани с наклеенными на нем тонкими деревянными планками»), и художественным (то, которое слово приобретает в конце концов, в нашем случае, это «символ свободы»).
  Значение слова состоит из маленьких кирпичиков - «сем». Например, словарное значение слова «воздушный змей» состоит из сем «лист», «бумага», «ткань», «деревянные планки», «подниматься» и т.д. Чаще всего, «на выходе» из текста словарное и художественное значение слова не совпадают. А случается это потому, что к его основному значению по ходу дела прибавились новые кирпичики, да так, что стали главными, вытеснив те самые первые кирпичики, фундамент значения.

  Откуда берутся новые кирпичики в значении повторяемого слова? Они «собираются» из значений других слов, которые соседствуют с нашим.
  Итак,

  • …when the kite was sailing free… [23]

  Справа от нашего «kite», т.е. змея, видим слово «free». «По-лигвистически» это звучит так: «Левый контекст исследуемой лексемы содержит лексему «free», которая прибавляет сему «свобода» к актуализированному в данном контексте ЛСВ заглавного слова «kite».
  В переводе на русский получается следующее. Слово «воздушный змей» находится рядом со словом «свободный». Совершенно естественно, что они друг на друга как-то влияют, не даром же стоят рядом, не стоять же им без дела. В «кирпичиках» значения слова «свободный» особо копаться не приходится, и можно без дальнейших выяснений заключить, что «воздушный змей» прибавил к своему значению кирпичик «свобода».

  Рассмотрим другой пример, посложнее.

  • …he got the knack of flying the big box-kite. It soared into the air and up and up… [37]

  Опять же слева от исследуемого слова «kite» обнаруживаем интереснейшее слово «soared». Заглянем-ка мы в толковый словарь, а что он нам на его счёт расскажет.

soar v

  1. a) to fly, especially very high up in the sky, floating on air currents
    b) go quickly upwards to a great height
  2. If your spirits or hopes soar, you begin to feel very happy and hopeful [15;1569]

  «Опа!» - подумал лингвист и поправил очки. На первый взгляд, нам подходит только значение №1-а, ибо исследуемый предмет у нас как раз летает, летает в небе, всё сходится. Однако, с учётом того, что художественный текст имеет свойство вызывать у читателя множество ассоциаций, не исключено, что значение №2 тоже повлияет на «kite», и подбросит в его значение новый кирпичик - «hopes». Повторится это в тексте несколько раз, и вот, ничего не подозревающий воздушный змей стал выражать чьи-то надежды.

  Заметьте, что к данному выводу мы пришли вобщем не полагаясь на смысл самого текста, рассматривая отдельные предложения.

  А теперь открою вам тайну: то, что мы сейчас с вами проделали и называется «семантический анализ». Мы с вами «проанализировали процесс наращения индивидуально-художественных ЛСВ в лексико-семантической структуре слова». Ну, или разобрались, как на фундамент словарного значения слова по кирпичику надстраиваются целые этажи художественных значений, что в итоге превращается в красивое здание - концепт текста.

не публикуется

пример:

Оставить комментарий или два:

 


Добавить новую метку грамматика для урока курсовая план-конспект

Собраться на пикник дружной компанией – это своего рода «вкусный» ритуал, который необходимо соблюдать из раза в раз. Невероятная радость – иметь возможность здорово отдохнуть на природе, встретиться с друзьями и насладиться вкусными блюдами, приготовленными на гриле http://bestweekend.com.ua/store/gas собственноручно. Готовая к эксплуатации специальная трубка для копчения пропитает продукты непревзойденными ароматами и утонченным привкусом.